Северодонецк. На заре рождения

В ноябре 1921 года по Постановлению Совета Народных Комиссаров РСФСР в старейшем горняцком центре ДонбассаЛисичанске, — был создан государственный трест «Химуголь». Перед этим трестом, помимо руководства восстановлением и эксплуатацией Донецкого содового завода, угольных шахт, рудоремонтных и стекольных заводов Лисичанска, а также Рубежанского химического завода «Русько-Краска», правительством была поставлена задача по изучению перспектив развития Лисичанского промышленного района, на основе имеющихся в нем залежей сырья, которое до Октябрьской революции использовалось в незначительных размерах.
Научно-исследовательские работы трест «Химуголь» начал с изучения возможности использования больших залежей каменного угля в качестве химического сырья. Нужно было прежде всего узнать, можно ли из угля получить кокс, так как лишь коксующийся уголь годен для данной цели.
Положительное решение этой задачи открывало возможность создания в Лисичанском промышленном районе крупного центра азотно-туковой промышленности, сырьем для которой должны служить получаемый из каменного угля кокс и из воздуха азот. Строительство таких предприятий за рубежом начато в 1913 году.
Положительное решение задачи коксования лисичанского каменного угля открывало и другую не менее важную возможность по использованию его в качестве химического сырья. В процессе коксования угля из него выделяется много других веществ, употребляемых для производства целой гаммы красок, лекарственных препаратов, взрывчатки и т.д.
Работники треста «Химуголь» были уверены, что опыты по получению кокса из лисичанского каменного угля пройдут успешно. Местом для проведения опытов был избран Донецкий содовый завод. Однако, осуществить эту идею тогда не удалось. Уже первые опыты показали, что лисичанский каменный уголь по каким-то причинам не коксуется. Как позже выяснилось, такие выводы оказались ошибочными. Это доказал в начале 1930 года Всесоюзный химический научно-исследовательский институт. Опыты институтом проводились в полузаводском масштабе, однако, они убедительно показали, что лисичанский каменный уголь, при определенных условиях, и в обычных для коксования печах может коксоваться и давать приличного качества кокс, на котором можно базировать идею создания азотно-тукового производства. Так был решен один из самых трудных вопросов промышленности Украины — обеспечения ее местным сырьем.
Правительство республики приняло решение о развертывании в Донбассе азотно-тукового производства на базе коксующихся углей.
В начале 1930 года в Лисичанск прибыла комиссия, состоящая из ученых и инженеров. Она получила от ВСНХ УССР задание: разработать технико-экономическое обоснование строительства в лисичанском промышленном районе азотно-тукового комбината. Приехала также геологическая партия, в задачу которой входило изучение возможности сооружения будущего предприятия на выбранной комиссией площадке.
Ознакомившись с районом, комиссия пришла к выводу о необходимости проведения ускоренных геологоразведочных работ на тех самых местах, где они были еще начаты весной 1930 года. К указанным местам относились: территория, находящаяся между Рубежанским химкомбинатом и станцией Володино, Ново-Сиротинская равнина, равнина на левом берегу Северского Донца напротив , окрестности станции Волчеяровская. Глубокой осенью 1930 года работа здесь была закончена. Правда, в то время еще никто не мог определенно сказать, на какой же из перечисленных площадок будет строиться предприятие. Предварительное технико-экономическое обоснование (ТЭО) строительства азотно-тукового и содово-нашатырного комбината в Лисичанском промышленном районе в конце 1931 года было рассмотрено экспортным советом Всесоюзного объединения химической промышленности ВСНХ СССР и получило принципиальное одобрение.
Президиум ВСНХ УССР поручил построечному комитету, разработавшему ТЭО Лисичанского азотно-тукового и содово-нашатырного комбината подготовить и провести конференцию, пригласив на нее видных ученых и инженеров не только республики, но и из Москвы, Ленинграда и других городов.
Состоявшаяся в г.Харькове с 3 по 7-е февраля 1932 года конференция отметила огромное народно-хозяйственное значение этого вопроса. Выступая на конференции в защиту ТЭО, первый главный инженер строительного управления (построечного комитета) Н.А.Зелигман сообщил, что предлагаемый комбинат намечается разместить на двух площадках: на одной — ТЭЦ мощностью 108 тысяч киловатт, установку по коксованию и азотно-туковое производство — между Рубежанским химкомбинатом и станцией Володино; на другой — содово-нашатырное производство на левом берегу Северского Донца, напротив . Обе части комбината должен соединить 14-километровый трубо- и газопровод для подачи на содово-нашатырное производство сырья, то есть аммиака и углекислого газа.
Размещение будущего комбината на двух площадках, находящихся на большом расстоянии друг от друга, мотивировалось тем, что если он будет находиться на одной площадке, то Донец не сможет обеспечить необходимым количеством воды комбинат и другие предприятия. Во избежание этого, кроме размещения намечаемого предприятия на двух площадках, планировалось для поднятия уровня воды в Донце построить на нем две запруды. Одну — у рабочего поселка Рубежное, другую — около «Донсоды».
Конференция решительно высказалась за то, что будущий комбинат независимо от количества конечной выпускаемой продукции, должен размещаться на одной площадке. Было отмечено, что Лисичанский промышленный район имеет такие природные ресурсы, которые могут обеспечить бесперебойную работу не только будущего комбината, размещенного на одной площадке, но и уже действующих в районе предприятий, причем без дорогостоящих запруд на Донце.
Это утверждение основывалось на том, что авторы предварительного ТЭО Лисхимкомбината не учли проведенной в 1931 году исследовательской работы по выявлению подземных вод на участке левого берега Донца, начинающегося в окрестностях поселка Рубежное и кончающегося равниной напротив, где запасы чистой холодной воды оказались настолько значительными, что они могли давать ее свыше одного кубического метра в секунду без угрозы истощения.
Давая высокую оценку опытам, проведенным в полузаводском масштабе институтом по коксованию угля, конференция все же высказывала требование продолжать эти опыты в заводских условиях в целях получения наиболее точных данных по выявлению особенностей этого процесса.
После Харьковской конференции, решение лисичанской проблемы по созданию крупного центра по выпуску азотных удобрений из ведения ВСНХ Украины перешло в непосредственное подчинение наркомату тяжелой промышленности СССР. В начале Наркомтяжпром согласовал с вышестоящими органами страны вопрос о том, что в лисичанском промышленном районе должен строиться азотно-туковый комбинат без включения производства кальцинированной соды и нашатыря, как это предусматривало разработанное ТЭО предприятие. Затем Наркомтяжпром обратил внимание на ускорение проведения опытно-исследовательских работ по затронутым на Харьковской конференции вопросам, чтобы получить необходимые данные для уверенного проектирования будущего комбината не позже конца мая 1932 года. Главное управление химической промышленности должно было представить на утверждение график проектирования Лисичанского азотно-тукового комбината.
С началом опытно-исследовательских работ Наркомтяжпром развернул среди ученых и инженеров дискуссию по вопросу о выборе наиболее подходящего места для строительства предприятия и создания невдалеке от него благоустроенного поселка строителей и эксплуатационников, который бы по мере развития комбината превратился в новый городок.
Конец дискуссии был положен глубокой осенью 1932 года. И на стене небольшого одноэтажного дома, стоявшего на улице Интернациональной Лисичанска, появилась вывеска «Управление строительства Лисичанского азотно-тукового завода». С крыльца этого дома перед взором открывалась Ново-Сиротинская равнина, где строителям и химикам предстояло выдержать большую трудовую битву. С появлением управления строительства начало жить слово «Лисхимстрой».
    Где пески от зноя летом ныли,
    И курила пыльная метель,
    Лисхимстрой в тридцатых возводили —
    Города большого колыбель.

Согласно проектному заданию мощность Лисичанского азотно-тукового завода (ЛАТЗ) была установлена небольшая — 108 тысяч тонн аммиака в год. Решение о строительстве небольшого АТЗ вовсе не означало, что отказались от создания крупного комбината. Оно лишь свидетельствовало об изменении подхода к осуществлению этой проблемы, которое произошло в связи с возникшими трудностями в выполнении намеченного Наркомтяжпромом плана опытно-исследовательских работ.
В основу решения о строительстве небольшого Лисичанского АТЗ было положено соображение использовать его в качестве опытно-промышленного предприятия для отработки всех необходимых данных для проектирования азотно-тукового комбината, которые не удалось получить при проведении опытно-исследовательских работ. В случае, если эти данные удастся получить раньше, то есть в ходе проведения исследований на Новомосковском и Березниковском азотно-туковых комбинатах, ввод в эксплуатацию которых ожидается в 1933 году, когда необходимость в строительстве небольшого ЛАТЗ отпадает и можно будет сразу приступить к проектированию и строительству крупного азотно-тукового комбината.
К осуществлению подготовительных работ и развертыванию строительства управление приступило уже в конце 1932 года.
Первостроитель Никита Алексеевич Посохов, поступивший на стройку шестнадцатым по счету рабочим, рассказывал:
«Дело началось с малого. На окраине Лисичанска открывались каменный, глиняный, меловой карьеры. Что касается непосредственных строителей, то их ожидали Ново-Сиротинские пески, где им предстояло возводить азотно-туковый завод и рабочий поселок».

В конце весны 1933 года управление строительства Лисичанского АТЗ приступило к созданию первого прорабского участка на левом берегу Донца. Место для него было выбрано восточнее села Ново-Сиротино, а потому назвали его поселок Восточный. Полевой штаб стройки располагался в нескольких бараках. В одном из них размещалась контора прораба и плотницко-столярная мастерская. В двух других, оборудованных нарами, жили строители. Поодаль — столовая, кузница, конюшня, воловник и гараж на две автомашины, имевшихся на стройке. Все это было сооружено из кустарника краснотала и камыша, росших в изобилии по берегам Боровой.
31 августа 1933 года управление строительства Лисичанского АТЗ заключило с Государственным институтом проектирования предприятий азотной промышленности — договор на проектирование предприятия. После заключения этого договора началась подготовка к строительству первых трех капитальных объектов: деревянного моста через Северский Донец, шоссейной дороги, связывающей песчаный пустырь за селом Ново-Сиротино с Лисичанском, и железной дороги от строительной площадки до станции Рубежная.
Всю осень и зиму для шоссейной дороги подвозили камень. Для железнодорожной ветки заготавливали шпалы Лес для них рубили по берегам Боровой. Часть материала сразу доставляли на распиловку, а часть готовилась к сплаву по реке во время весеннего паводка. Распиловка бревен проводилась вручную недалеко от реки у дороги, ведущей в Рубежное.
Первая пилорама на стройке появилась в конце 1935 года. Основными транспортными средствами на стройке были лошади, волы. Автомашины применялись в основном на длинные поездки снабженцев.
В конце января 1934 года Наркомтяжпром поручил вести строительство Лисичанского АТЗ Харьковскому тресту «Индустрой». Одно управление этого треста тогда находилось в Рубежном. От этого строительного управления на «Лисхимстрое» был образован строительный участок. В распоряжение подрядчика управление строительства АТЗ передало всю материально-техническую базу и значительную часть рабочей силы, оставив за собой функции контроля за ходом строительства и обеспечение строителей документацией и оборудованием. Куратором «Лисхимстроя» по приему работ, выполненных подрядчиком, был назначен Макс Моисеевич Старобинец — молодой инженер, прибывший на стройку в октябре 1933 года.
В середине марта 1934 года на «Лисхимстроя» прибыла группа молодых инженеров-химиков. Среди них был невысокого роста, худощавый энергичный, мыслями устремленный в будущее Илья Матвеевич Барский, была щупленькая, немного удивленная тем, что оказалась на такой стройке, где пока раскинулись песчаные барханы, Эмма Самойловна Хурина. С ними — Ошер Моисеевич Касевич. Он с удивлением осмотрел панораму и не увидел на чем бы остановить взгляд.
Десятки и десятки специалистов перебывали на стройке. Многие из них долго здесь не задерживались. Кто уходил на повышение, кто, не выдержав многочисленные неурядицы, уезжал на благополучные стройки.
Как только отшумел весенний паводок 1934 года, основные силы строителей были брошены на сооружение шоссейной дороги и железнодорожной ветки. Одновременно на песчаной равнине началось сооружение бараков, которые располагались там, где нынче на улице Заводской Северодонецка стоят дома №№ 9 и 11. Столовая строилась напротив этих бараков через дорогу. Эти строения не были капитальными. Их ставили, как и на пос. Восточном, из кустарника и камыша, обмазав глиной и побелив.
В последних числах апреля в бараках поселились строители. В одном холостяки, в других семейные. Первыми жителями этих бараков были Федор Иванович Пензов, Степан Иосифович Скороход, Евдокия Андреевна Дуванова, Алексей Михайлович Попков, Прокофий Дмитриевич Лозовой, Никита Алексеевич Посохов и другие, на долю кого выпало счастье заложить первые камни в фундамент Северодонецка. В канун 1-го Мая 1934 года жители бараков вывесили лозунги и флаги. На длинных жердях подняли большую пятиконечную звезду, обтянутую красной материей. В середину звезды поставили фонарь . Когда стемнело, эта звезда красным светом известила жителей Лисичанска и округи о том, что на песчаном пустыре началась новая жизнь.
    Первые барачные постройки
    Убегали к солнцу на восток.
    В тихом Лисхимстроевском поселке
    Загорелся жизни огонек.

После первомайского праздника живее пошло строительство, как тогда говорили, барачного городка, который был расположен на месте 2-го и 8-го кварталов нынешнего Северодонецка. Стеновым материалом для них служили шлакоблоки, доставляемые из Лисичанска. Весной этого года в поселке заложены первые двухэтажные дома, существующие и поныне под №№ 5 и 7 по улице Заводской.
В июле 1934 года на стройку пришла весть о том, что Совнарком СССР во изменение прежнего решения о строительстве небольшого завода принял «Постановление о строительстве азотно-тукового комбината». В соответствии с этим постановлением менялись мощность перерабатывающих аммиак цехов и ассортимент выпускаемой продукции. Производство синтеза аммиака переводилось с давления 300 атмосфер на 850.
Особое внимание было обращено на создание жилого фонда. Решено к концу 1934 года закончить девять бараков, столовую, кухню, хлебопекарню и первые двухэтажные дома. В это время для укрепления коллектива стройки прибывают люди, имеющие строительные специальности. Многие из них возглавили бригады.
В конце августа лисхимстроевцы переживали свою первую радость: они закончили строительство шоссейной дороги, которая соединила строительную площадку с Лисичанском. По этой дороге право первым проехать на автомашине и перерезать красную ленту было предоставлено лучшей бригаде мостовщиков Алексея Михайловича Попкова. За первой радостью последовала другая. К XVII годовщине Великого Октября было закончено строительство пяти шлакоблочных бараков, столовой, хлебопекарни, а также первого капитального двухэтажного дома. Этот дом и ныне стоит на ул.Заводской под №5. Рядом с приземистыми бараками он тогда выглядел величественно. В сооружении этого дома принимали участие каменщики Ф.И.Пензов, П.Д.Лозовой, плотник Н.А.Посохов.
«За свою трудовую жизнь, — вспоминал Ф.И.Пензов, — я участвовал в строительстве не одного дома. Мои скромные заслуги в этом деле отметило советское правительство, наградив меня высшей наградой — орденом Ленина. Но когда я перебираю в памяти события прошлых лет, всегда вспоминаю о строительстве первого дома».
Вечером 6-го ноября 1934 года впервые загорелись в поселке электролампочки. Засияла и красная звезда, установленная на двухэтажном доме. Лисхимстроевцы приступили к сооружению целого ряда объектов: деревообрабатывающего завода, капитального деревянного моста через Северский Донец и других.

Наш город Северодонецк

Добавить комментарий