Экспонаты Новороссийского Общества на Нижегородской выставке

XVI Всероссийская промышленная и художественная выставка 1896 года в Нижнем Новгороде по праву может считаться одной из самых значительных выставок XIX столетия в мире и самой грандиозной выставкой в истории России. Выставка стала показателем экономической мощи, высокого уровня индустриального развития России; на ней экспонировались изделия отечественных и иностранных фирм, новые технологии и новые машины (в том числе первый автомобиль Яковлева и Фрезе).

На выставку были приглашены лучшие промышленники России. Экспозиция Горного отдела выставки полностью была посвящена «самой важной отрасли нашего горнозаводского дела — железной промышленности, которая на Нижегородской выставке была представлена особо полно. Достаточно сказать, что из числа всех действующих железных заводов в России, более половины, притом, из наиболее производительных, фигурировали на выставке». [1] На выставке в VII отделе «Горное дело и металлургия» была представлена и экспозиция завода Юза.

«Завод «Новороссийского Общества каменноугольного, железного и рельсового производства», основанный в силу Высочайше утвержденного 18 апреля 1869 г. договора, заключенного правительством с великобританским подданным Джоном Юз, находится в Бахмутском уезде, Екатеринославской губернии. Этот завод первый на юге установил, в обширных размерах, выплавку чугуна из местных руд, на местном же минеральном топливе и переработку его в железо и сталь (на Сулинском заводе Пастухова, основанном одновременно с ним, правильная выплавка чугуна установилась только в 1887 г.) и в настоящее время, по количеству выплавляемого чугуна занимает первое в России место, а по производству стали – одно из первых». [2]

Ассортимент продукции завода Новороссийского Общества был разнообразен. Вот одно из рекламных объявлений завода.

Весь вышеперечисленный список продукции был представлен на выставке [1].

Обратите внимание – о пальме Мерцалова ни слова.

«Экспертизою обращено внимание на развитие стале-рельсового производства и на высокое качество стальных рельсов завода Новороссийского Общества каменноугольного, железного и рельсового производства». [1]

Забегая вперед: «На Всероссийской Выставке в Нижнем Новгороде 1896 года Общество награждено правом изображения Государственного герба». [2]



И снова обратите внимание – награждено Общество, а не экспонат «Пальма». Две награды одному предприятию или физическому лицу на выставке не вручали.

Арки
Экспозицию завода Новороссийского общества ограждали три стальные арки, собранные из сортового металла квадратного сечения. Со стороны «центрального входа» в экспозицию гостей встречал мягкий круглый диван со стальной пальмой в центре.

Одна из газет того времени писала «Пальма поражает зрителей высотой, стройностью, удивительным изяществом. Ее темные рассеченные листья, веером расходятся от ствола, были так легки, а тонкий шершавый ствол так гибок, что вначале было трудно поверить, что это не живое растение, вывезенное с кавказского побережья, а тончайшее произведение искусства. Всем хотелось потрогать ее руками». [3]

Кроме арок и дивана с пальмой были отдельно стоящие ажурные колонны из сортового металла.

Существует легенда, что в знак благодарности за прекрасно выкованную пальму, Джон Юз повез Алексея Мерцалова на экскурсию в Нижний Новгород. Юз не обладал сентиментальностью. Особенно в отношении рабочих. А то, что Алексей Мерцалов был в Нижнем Новгороде – это факт. Но, не в качестве экскурсанта, а в качестве рабочего, который монтировал оборудование экспозиции.

И вот на чем базируется это утверждение.

Приняв за базовый размер высоту пальмы Мерцалова 3,53 м, проведя несложные измерения и расчеты, удалось с приемлемой точностью посчитать размеры арок. Высота арок была около восьми метров. Длина боковых арок – около 7 метров. По бокам на арках еще были двухметровые башенки. Приблизительный вес одной такой арки около 20 т. Перевезти в собранном виде арки в 1896 году было невозможно ни по габаритам, ни по весу. Максимальная грузоподъемность железнодорожных вагонов в то время была только 12,5 т.

«В 1889 г., т.е. еще до выработки нормального типа товарного вагона и платформы, особое совещание начальников служб подвижного состава и тяги казенных железных дорог признало возможным увеличение подъемной силы товарных вагонов с 10 до 12,5 т. XII совещательный съезд службы тяги, рассмотрев этот вопрос, указал условия, которым должны удовлетворять части переделываемых товарных вагонов. В 1891 г. постановлением Министерства путей сообщения эти условия были введены как обязательные для всех железных дорог.

Вслед за установлением грузоподъемности товарных крытых двухосных вагонов 12,5 т. это же мероприятие было распространено и на платформы». [4]

«Только в 1905 г представилась возможность увеличить грузоподъемность вагонов с 12,5 до 15 т. Без всяких переделок, с установлением лишь диаметра шеек осей, при котором вагоны признавались пригодными для 15-т нагрузки». [4]

Предположить, что Юз организовал специальную дорогостоящую экспедицию дабы перевезти арки в собранном виде… Это из области фантастики. Логичнее предположить, что арки и колонны перевозили в разобранном виде и собирали на месте. А для сборочно-монтажных работ Юз привез на выставку не подмастерий, а лучших заводских мастеров. Кузнец Алексей Иванович Мерцалов был одним из лучших.

Стоит напомнить, что кроме «тяжеловесных» экспонатов в экспозиции были и «легковесные»: модели центральной каменноугольной шахты в 1/100 натуральной величины, доменной печи в 1/38 натуральной величины и завода, и поселка в 1/500 натуральной величины.

Модель центральной каменноугольной шахты.

«Новороссийское Общество (сведения получены от управляющего копями) разрабатывает каменный уголь и железные руды; по добыче первого занимает выдающееся положение среди других Обществ Донецкого бассейна. В период с 1889 г. по 1895 г. оно увеличило добычу угля с 17 мил. пуд. до 34 мил. пуд., кокса с 4 ½ до 13 мил. Разработка ведется многими шахтами, из которых наиболее глубокая центральная (137 саж., единственная по глубине в Донецком бассейне).

Завод

Для подъема угля и отлива воды из центральной шахты установлены машины, силою: подъемная – 360, водоотливных 2 в 600 сил обе. Вентиляция искусственная, с помощью вентилятора Гибаля с соблюдением всех правил распространения воздушной струи по отдельным участкам (по способу panel-work), что имеет громадное значение при выделении рудничного газа.

Вместо столбовой выемки с обрушением кровли, в Смоляниновском пласте применяется теперь смешанная выемка, т.е. сплошная выемка с закладкой пустой породы, получаемой из прослойки глинистого сланца, пересекающего пласт угля, и от подработки потолка при проведении главных откаточных штреков, и столбовая. Под названием смешанной выемки разумеется такая выемка, при которой проводятся штреки шириною от 6-16-17 саж. И закладываются пустой породой, с оставлением в ней выработок для откатки угля от забоев и для вентиляции. Оставшиеся между этими штреками столбы вынимаются в обратном направлении, с обрушением кровли. Применение этой системы в пластах, выделяющих рудничные газы, представляют собою значительный прогресс. В этой же копи, в главных откаточных штреках, устанавливается единственный в России способ доставки угля бесконечным канатом, при помощи сжатого воздуха. Этот способ, облегчая доставку по основному штреку, длина которого превышает одну версту, имеет еще и то преимущество, что отработанный сжатый воздух, поступает в выработки, улучшая качество рудничного воздуха.

В витрине названного Общества выставлена модель разработки угля центральной и заводскими шахтами, диаграммы производительности копей и рудников и образцы угля и кокса.

Модель, прекрасно исполненная механиком Лёва из Москвы, представляет центральную шахту с проведенными из нее главными откаточными штреками, закрепленными деревом и камнем. Здесь же представлены подземные конюшни, в которых имеется от 70 – 80 лошадей». [5]

Юзовка

Модель доменной печи
«Для доменного производства на заводе Новороссийского Общества имеется шесть доменных печей следующих размеров:

Вместимость всех 6 печей 55158 куб. фут. или 1560 куб. метров.

Печь №6 работает специально по изготовлению шпигеля (зеркального чугуна) с содержанием Mn от 18 до 22% и ферро-марганца – от 40% до 80%. В постройке находятся еще седьмая доменная печь, с окончанием которой годичная производительность чугуна на этом заводе возрастет до 15 000 000 пудов.

Горны доменных печей закрытые, а кожуха железные. Продолжительность службы одной доменной печи от 15500000 пуд. до 18500000 пуд. чугуна. Улавливание колошниковых газов производится чашей с конусом по системе Парри и газы отводятся боковыми вниз ведущими железными трубами.

Нагревание дутья производится в 14 воздухонагревательных аппаратах Коупера, с поверхностью нагрева каждый 3800 кв. метр., (высотою 18 м. диаметром 6,40 метр.), отапливаемых колошниковыми газами; при чем температура нагрева дутья доходит от 700 до 800º С.

Вода для охлаждения форм, горна и заплечиков доставляется напором из заводского пруда. Упругость дутья по ртутному духомеру от 16ʺ до 18ʺ. Диаметр сопел 7,5ʺ.urn;

Дутье производится десятью воздуходувными паровыми машинами вертикальной системы Клевелендского типа, доставленные из Англии фирмой M. Vates et Cº Blackburn; количество воздуха, доставляемое каждою машиной, равно 14000 куб. футов в минуту. Размеры машин следующие: диаметр парового цилиндра 1,12 – 1,17 м., диаметр воздуходувного 1,83 – 2,13 м., ход поршней 1,37 м. Густота воздуха до 40- 45 сант. по ртути, при 30 – 35 оборотах в минуту.

Необходимый пар доставляется двумя группами ланкаширских, числом 37, паровых котлов, об одной или двух жаровых трубах с газовыми топками Арганта, отапливаемых колошниковыми газами; поверхность нагрева каждого котла около 70 – 80 кв. м. Котлы поочередно чистят через каждые 2 месяца. Через каждые 6 дней котлы промываются на ходу, с прибавлением противонакипного сиропа. Питательная вода очищается содою.

Руды, кокс и проч. доставляются к колошникам на паровых канатных подъемных клетях; каждая домна имеет свой отдельный подъем и все они соединены между собой общим колошниковым мостом; в случае повреждения одного подъема пользуются соседними. Уровень колошников относительно складов руд и кокса возвышается на фута.

Размеры колош обыкновенно следующие:
Коксу — 224 пуд.
Руды — от 380 пуд. до 410 пуд.
Флюсу — от 70 пуд. до 80 пуд.

Засыпка колош производится посредством чаши с конусом, диаметр 9ˊ10ʺ. Руда засыпается в сыром виде (как уже сказано) и кокс не просушивается. Средняя производительность выплавки выражается так: на 1 – 1,2 пуд. Кокса – приходится один пуд чугуна.

Для выжига кокса имеется 330 коксовальных печей системы Коппе, 138 печей разных систем и 16 открытых (Шаумбургской системы) печей. Весь кокс идет исключительно для доменного производства. Для других же металлургических процессов, а равно для отопления квартир служащих и рабочих употребляется каменный уголь.

При доменном отделении имеется коллектор (mixtor) для выравнивания качества чугуна и освобождения его от серы. Коллектор состоит из двух попеременно действующих аппаратов, вместимостью на 8000 пуд. Каждый. Металл подвозится в ковше по верхней железной дороге паровозом и вливается в аппарат; через некоторое время готовый металл, т.е. выравненный и освобожденный от вредного влияния серы чугун, выливается в ковш, подвезенный паровозом по нижней железной дороге и затем отвозится или к Мартеновским печам, или же отливается в свинки для продажи.

Завод Новороссийского Общества является в России покуда единственным, где введены и правильно работают коллекторы. Благодаря введению этих аппаратов завод уже заслужил славу по снабжению рынков и мест потребления однородного качества литейным чугуном, которого в 1895 году, например, было продано 4077687 пуд. Но таковой цифрой далеко не исчерпывается вся потребность в литейном чугуне надлежащего однородного качества, и в настоящее время все южные заводчики, кроме Пастухова, у которого плавка ведется на чистом антраците, устраивают у себя коллекторы, чтобы находить для своих чугунов такой же сбыт». [1]

В экспозиции Новороссийского Общества был представлен макет одной из заводских доменных печей.

Модель, прекрасно исполненная механиком Лёва из Москвы.

Макет Юзовки
В центре экспозиции Новороссийского Общества располагался огромный макет завода и местечка Юзовка, окруженный низкой фигурной решеткой. Площадь макета более 5 кв. м. Он состоял из 4-х частей и покоился на огромной подставке. На макете представлена вся Юзовка вместе с заводом, рудником и жилыми домами.

После закрытия Нижегородской выставки некоторые экспонаты с экспозиции Новороссийского Общества поступили в Музеум Горного института Императрицы Екатерины II (ныне Национальный минерально-сырьевой университет «Горный») в Санкт-Петербурге. Куда дели арки и ажурные колонны неизвестно.

В Музеум передали пальму Мерцалова без дивана. Об этом факте в инвентарной книге появилась короткая запись: «1898 г. 12 января. №56. Железная пальма с вазоном. 50 руб. Дар Новороссийского Общества» [6].

Туда же передали фотографии и макеты местечка Юзовка, Центрально-Заводской шахты и доменной печи. В книгу макеты были записаны 27 февраля 1898 г. [7].

Стоит обратить внимание на год регистрации экспонатов – «1898 г.». Экспонаты зарегистрировали через два года после закрытия выставки.

Существует две версии, объясняющие этот факт.

Первая. «Задержка в регистрации макетов была связана с тем, что из-за ограниченного числа сотрудников Музеума и большого объема работ образцы, особенно массово прибывавшие с выставок, иногда записывались в инвентарные книги на два-три года позже своего реального поступления». [8]

Вторая. Экспонаты были подарены Музеуму в 1898 году. До этого они хранились в Представительстве Новороссийского Общества в Санкт-Петербурге на улице Почтовой в доме №13.

Документом, подтверждающим вторую версию, служит письмо Директора института хранителю Музеума от 12 января 1898 года №56 [9].

Зачем Директору института писать письмо хранителю через два года после поступления экспонатов, если экспонаты уже хранятся в фондах Музеума?

«В Путеводителе Мельникова изданного в 1898 г., указано, что все экспонаты Новороссийского Общества были размещены в XII зале Музеума, однако пальма не упоминается. Можно предположить, что первоначально она украшала административные помещения Горного института» [8].

«В 1930-х гг. из-за недостатка экспозиционных площадей макет Юзовки переместили в Конференц-зал, а после Великой Отечественной войны – в Деканатский коридор института. В 1954 г. этот макет был передан в Дом техники г. Юзовка (ныне – г. Донецк). В Горном музее сохранилась лишь огромная подставка, на которой макет демонстрировался на выставке в Нижнем Новгороде. В настоящее время на ней смонтирован макет немецкой обогатительной фабрики». [8]

Существует две версии о том, кто был инициатором передачи макета Юзовки в г. Сталино.

Сотрудники музея Горного института утверждают, что макет передали по инициативе Константина Яковлевича Захаренко.

«Весной 1952 г. Музей посетил выпускник Горного института, бывший инженер Сталинского (Юзовского) завода, в то время уже проживавший в Ленинграде, Константин Яковлевич Захаренко. Сотрудница Музея Клавдия Андриановна Гросберг показала ему пальму и попросила «предпринять практические шаги к установлению фамилии кузнеца». [8]

К.Я. Захаренко первым поднял вопрос о необходимости возвращения пальмы в Донбасс, в только что открытый Дом техники Сталинского металлургического завода [10].

Вместо пальмы «в 1954 году Горный институт удовлетворил просьбу К.Я. Захаренко о передаче макета селения Юзовка в Дом техники Сталинского металлургического завода. Крупногабаритный макет Юзовки, занимающий слишком много места, еще в 1910 г. был перенесен в коридор института… Институт согласился с тем, что макет Юзовки представляет большой интерес для жителей Донбасса, за собственный счет его реставрировал и отправил в Сталино (Донецк)» [8].

Вторая версия — макет просил Сталинский Облисполком для музея г. Сталино [11].

Судя по дате письма «12 марта 1952 г». Макет начали просить задолго до инициативы К.Я. Захаренко. Кто такие Зайцев и Бокий Борис Вячеславович, выяснить не удалось. Захаренко просил пальму, а Сталинский Облисполком макет. Эти события совпали по времени. Потом они слились в одно. Вероятно, что макет сразу привезли в Дом техники. В начале 50-х годов Донецкий краеведческий музей не располагал достаточными выставочными площадями для размещения такого громоздкого экспоната.

Никто не помнит — макет привезли полностью или только половину. Куда делась вторая половина макета – тайна, покрытая мраком.

Много лет макет путешествовал с этажа на этаж Дома техники. А когда музей получил свое здание, макет передали в фонд музея.

И немного о пальме Мерцалова
Художественную ценность пальмы никто не оспаривает. Но является ли пальма таким уж уникальным произведением кузнечного мастерства? Была ли пальма единственным железным деревом на выставке?

В экспозиции, которая располагалась напротив, экспозиции Юза, по углам шатра были установлены вазы с пальмовыми листьями.

Пальма Мерцалова

Судя по количеству изготовленных листьев пальм и ветвей папоротника в конце XIX веке кузнецами Российской Империи и количеству железных пальм в конце ХХ и начале XХI веков кузнецами Донбасса получается, что изготовить железную пальму для мастера не так уж и сложно.

Но пальма кузнеца Алексея Ивановича Мерцалова все равно прекрасна!

Владимир Мартыненко

Литература
Горное дело и металлургия Всероссийской промышленной и художественно выставки 1896 года в Нижнем Новгороде. Выпуск шестой. Группа II (58). Железо. / Издание Горного департамента. / Под общ. ред. Горного инженера Н. Нестеровского. С.-Петербург.: Типография А.С. Суворина, 1898.
Альбом участников Всероссийской промышленной и художественной выставки в Нижнем Новгороде 1896 г. — С.-Петербург: Издательство В.С. Шустова, 1896.
Цирульников Е.В. Под сенью «Пальмы Мерцалова»: перспективы создания и развития горно-металлургического музея «Украинский техноленд». // Журнал «Черные металлы». — 2010. — №5. — С. 85-88.
Мокршицкий Е.И. История вагонного парка железных дорог СССР. – М.: Трансжелдориздат, 1946.
Горное дело и металлургия на Всероссийской промышленной и художественно выставки 1896 года в Нижнем Новгороде. Выпуск четвертый. Группа VII (61). Ископаемые угли. / Издание Горного департамента. / Под общ. ред. Горного инженера Н. Нестеровского. С.-Петербург.: Типография А.С. Суворина, 1898.
Каталог металлургических продуктов и технических изделий. // Архив Горного музея (далее – АГМ). Ф. 1. Оп. 2. Д. 89. Л. 72.
Описание моделей, находящихся в Музеуме Горного института с 1823 года и с 1863 года. // АГМ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 113. Л. 63об.
Тараканова Е.С. Стальная пальма из собрания Горного музея. // Журнал «Черные металлы». — №3. – 2016. — С. 73-80.
Каталог металлургических продуктов и технических изделий. // АГМ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 89. Л. 1.
Здание Дома техники // Газета «Металлург» — №1. – 1953. — 1 января. – С. 3.
Письмо Бокию Б.В. от Зайцева от 12 марта 1952 г. Горловка. // ГАДНР. Р. 6790. Оп. 1. Д. 15. Л. 18.

Добавить комментарий