Размышления над старой фотографией

Первая доменная печь 1872 год

«Ох и дурють нашего брата… Ой как дурють…»
Возможно Козьма Прутков или тот, кому было поручено.

Старое фото
Рассматривая старую фотографию, у автора этих строк возникло несколько вопросов и к фотографии и к «официальной» истории гудка ДМЗ.
Фотография опубликована на сайте «Andcvet.narod.ru» в одном из альбомов. Фотография подписана как «Первая доменная печь 1872 год» [1].

На фотографии внимание автора привлекло здание с двухскатной крышей, находящееся рядом с домной (на фото слева от домны) и два цилиндра с шарообразными вершинами (справа от домны). Рядом со зданием с двухскатной крышей находится дымовая труба.

Что могло размещаться в этом здании?

Возник вопрос: «Что могло размещаться в этом здании и что за цилиндры?»
С цилиндрами с шарообразными вершинами все ясно – это воздухонагреватели.

Воздухонагреватели доменных печей
«Для увеличения температуры и интенсивности горения кокса в горн доменной печи вдувается большое количество нагретого воздуха, что приводит к экономии кокса в процессе плавки.
Использование горячего дутья в России началось в 1835-1836 гг. на доменных заводах в Петрозаводске и Выксе. Нагрев воздуха всего до 300°С привел к очень большой (около 40%) экономии топлива.
Вначале воздух нагревали в рекуператорах – аппаратах, состоящих из чугунных труб, наружная поверхность которых нагревается продуктами сгорания топлива (газ, уголь), проходящими между трубами рекуператора. Пропускаемый в это время по трубам воздух нагревается. Однако нагрев дутья в таких аппаратах не превышает 485°С.
В 1857 г. английский инженер Каупер предложил воздухонагреватель регенеративного типа, в котором через предварительно разогретую кирпичную насадку пропускают холодный воздух, который при этом нагревается. После охлаждения насадки ее вновь разогревают, сжигая в специальной камере топливо, продукты сгорания которого проходят затем через насадку.
Цикл, состоящий из разогрева насадки и последующего нагрева пропускаемого через нее воздуха, периодически повторяется.
Воздухонагреватель представляет собой цилиндрический металлический кожух диаметром до 9 м и высотой до 60 м, сваренный из листовой стали толщиной 15-17 мм. Внутри он футерован огнеупорным и теплоизоляционным кирпичом. Воздухонагреватель состоит из двух основных частей: шахты – камеры горения круглого или эллиптического сечения и насадки – кладки из огнеупорных кирпичей, образующей вертикальные каналы. Насадку и шахту разделяет огнеупорная стена, не доходящая до купола». [2]

Рапорт лейтенанта Семечкина или первая плавка на заводе Юза
В фонде редких и ценных изданий библиотеки Национального технического университета «Харьковский политехнический институт» хранятся архивные документы из коллекции горных инженеров братьев Носовых. Эти в большинстве своем рукописные бумаги ценны нашим историкам и краеведам прежде всего тем, что в них восстанавливаются ранее забытые факты из истории зарождения современного города Донецка.
А далее фрагмент статьи Анатолия Жарова «Как на Юзовском заводе первый чугун выплавляли». [3]
«В одной из пяти толстенных таких книг сшитых документов отыскался очень интересный рапорт в Морское ведомство одного из самых известных русских разведчиков конца ХIХ века, адъютанта Его Величества Великого князя Константина Николаевича, лейтенанта Леонида Павловича Семечкина. Этот документ датирован 12 мая 1871 г. и был написан им во время нахождения на Луганском заводе».
«Желая доставить Морскому министерству возможно верные и подробные сведения о состоянии завода Новороссийского общества каменноугольного и железного производств 24 апреля 1871г., т. е. в день, когда по договору заключенного между правительством и на основе полученной отсрочки, господин Юз обязал начать выплавку чугуна в количестве тысячи пудов в сутки, я прибыл на завод Юза», – так начал свой рапорт своему начальству лейтенант Семечкин.
Напомним, что сегодняшний Донецкий металлургический завод считает своим днем рождения дату 24 января 1872 года, когда на Юзовском заводе был получен первый качественный чугун. Но до революции 1917г. отсчет жизни своего предприятия на заводе вели с весны 1871г., когда впервые была совершена плавка металла на первой построенной доменной печи. Вот о некоторых подробностях того события как раз и можно узнать из доклада лейтенанта Семечкина.
«Я пробыл вместе с Летуновским на заводе пять суток, дабы по составленным мною наблюдениям определить степень правильности работ у доменной печи и выяснить каким плавкам чугуна принадлежит. Результаты наблюдений изложены ниже».
«Доменная печь была наполнена несовершенно, а до 2/3 своей высоты. Огонь был разведен 20 апреля, но дутье 21 числа апреля вечером, так что с этого момента следует считать начало задувки. Воздуходувная машина работала всю ночь и 22 апреля была остановлена. 22 апреля дутье было пущено снова, число оборотов машины 15, давление пара 25 футов, давление воздуха 3 дюйма. 23 апреля в одиннадцать часов вечера, т. е. ровно через двое суток, после начала задувки произошла первая выплавка чугуна в количестве около 150 пудов. Металл получился белый, ковкий и был назван неблагоприятным по последствиям… 24 апреля в 10 часов утра произошел второй выпуск металла в количестве около 100 пудов. Чугун половинчатый, шлаки – камневидные, число оборотов 14-15, давление 48-50 футов, давление воздуха 1/42 или 3 дюйма. Дутье произошло через четыре формы – два задние и два боковые отверстия»…
Далее в своем докладе лейтенант Семечкин подробно излагает сведения о техническом состоянии завода Юза:
«Полтора месяца тому назад я доносил, что воздуходувная машина не собрана, паровые котлы стоят на ней на деревянных козлах, воздухообогревательный аппарат не готов, теперь эти механизмы закончены, в действии. Воздуходувная машина очень хорошо установлена, но над нею до сих пор нет шатра. Дымовая труба высотой около 50 футов, подъемный механизм для поднятия шихты не покрыт ничем… Путейного двора не существует. Возле доменной печи грязь…»

И вновь к старой фотографии
Из всего выше рассказанного нас интересует только небольшой фрагмент:
«Полтора месяца тому назад я доносил, что воздуходувная машина не собрана, паровые котлы стоят на ней на деревянных козлах, воздухообогревательный аппарат не готов, теперь эти механизмы закончены, в действии. Воздуходувная машина очень хорошо установлена, но над нею до сих пор нет шатра…»
Получается, что в здании с двухскатной крышей, находящемся рядом с домной и дымовой трубой располагалось все воздуходувное и воздухообогревательное оборудование. Там же располагались паровые котлы.
А теперь о главном. Все вышеизложенное повествование имело только одну цель – определить, были ли у Юза до 1873 г. паровые машины и где они располагались.

«Ох и дурють нашего брата… Ой как дурють…»
Из статьи в статью кочует легенда о заводском гудке:
«В 1873г. на заводе начали усиленно готовиться к изготовлению рельсов. В это время для блюминга Джон Юз на одном из аукционов приобрел поршневые машины с затонувшего корабля «Орел». Одновременно с машинами он приобрел и корабельный гудок. Его установили на парокотельной блюминга. Датой рождения заводского гудка можно считать 1973г».
Легенда красивая, но в ней есть несколько не совсем логичных фактов.
Сначала о народонаселении Юзовки.
Вот цитата из книги Теодора Фридгута «Юзовка и революция. Жизнь и труд в российском Донбассе, 1869 – 1924»:
«Строительство доменной печи и завода пошло медленнее, чем ожидалось. Хотя сам Юз «энергично работал с утра до вечера» и с ним были его валлийские квалифицированные рабочие, без которых «было бы невозможно выполнить обязательства, которые он взял на себя», вербовка русских была затруднительна, и те, кто были готовы работать, использовались в промышленном строительстве. Рабочей силы было недостаточно для такого амбициозного проекта. Все население Юзовки в 1870г. состояло из 164 человек, в том числе только 42 семьи… Численность рабочей силы неуклонно росла – до 800 работников в 1872г., 850 – в 1873г. и до 1295 – в 1874г.».
Теперь краткая биография Джона Юза (фрагмент взят из Википедии).
«Сын инженера, стоящего во главе одного из металлургических заводов города Мертир-Тидвила. В юношеские годы работал под началом отца, начав работать помощником горнового. В 28 лет приобрёл судостроительную верфь. В 36 лет приобретает в городе Ньюпорте литейный завод. В конце 1850-х поступил в качестве инженера на Мильвольский железно-прокатный завод в Великобритании, а в 1860 году становится его директором».
И последнее.
Век паровых котлов и машин начался в 1690г. в Марбурге, когда француз Дени Папен создал паровой двигатель, который совершал полезную работу за счёт нагревания и конденсации пара. Это был один из первых паровых котлов. Папен изобрел и впервые применил в конструкции парового котла предохранительный клапан. Конструкцию паровой машины (цилиндр и поршень) Дени Папену подсказал Лейбниц.
В России первая действующая паровая машина была построена в 1766г. по проекту Ивана Ползунова, предложенному им в 1763 году. Машина Ползунова имела два цилиндра с поршнями, работала непрерывно, и все действия в ней проходили автоматически.
А дальше перовые котлы и машины настолько вошли в жизнь человека, что без них представить существование цивилизации невозможно. По морю ходили пароходы… По железным дорогам ездили паровозы… Иметь на производстве паровую машину – это было не только экономически выгодно, но и престижно.
Даже на рекламных объявлениях указывали наличие на производстве паровой машины. Кондитерские и те стали паровыми.

Рекламное объявление

Паровое оборудование продавалось везде и в Европе и в России. Даже в Юзовке.

Рекламное объявление

Говорить о том, что в то время паровой гудок или, как его тогда называли, паровой свисток был дефицитным товаром даже не приходится. На каждом пароходе, на каждом паровозе, на каждой фабрике и заводе были гудки. Купить паровой гудок ни в Европе, ни в России не представляло никакого труда.
А теперь давайте суммируем все вышесказанное.
Предположить, что Джон Юз, проработав более десяти лет инженером на Мильвольском железно-прокатном заводе, а потом, став его директором, не понимал, что самое главное для производства четкая организация рабочих смен, очень сомнительно.
«Численность рабочей силы неуклонно росла – до 800 работников в 1872г.» А часов у крестьян, которые приходили на завод заработать на лошадь, отродясь не было.
Для организации четкого начала и конца рабочих смен еще в начале XIX века, а может быть и раньше, на заводах и фабриках придумали использовать паровой гудок. Неужели английский инженер о паровом гудке ничего не знал?
Неужели Юз «надеялся», что, может быть, через три года в 1973г. на аукционе, где продавали детали затонувшего корабля «Орел», ему, может быть, удастся купить корабельный гудок… А может быть и не удастся…
В результате получается – или Юз тупой, или «дурють нашего брата, ой как дурють…»
Так как же до 1873г. – целых три года – будили рабочих на заводе? Может быть ударами в рельс? Или они сами просыпались… А 800 человек – это уже довольно большой коллектив. Многие могли и проспать!

Владимир Мартыненко

Литература.
1. Фотоальбом «Юзовка». Первая доменная печь 1872 год. // Сайт «Andcvet.narod.ru» URL: http://andcvet.narod.ru/EkaterSlav/02/02/asd4.html (дата последнего посещения: 04.01.2020).
2. Щербаков В.П., Основы доменного производства : Издательство «Металлургия» – М. 1969.
3. Жаров А., Как на Юзовском заводе первый чугун выплавляли. // Сайт «Донецкие новости. Региональный портал Донбасса» URL: https://dnews.dn.ua/news/550094 (дата публикации: 28.05.2014).

Добавить комментарий