Судоходство в Донбассе: Часть 3. Кальмиус

Река Кальмиус

Часть 2

А Кальмиус судоходная река?

Рассматривая тему судоходства по рекам Донбасса осталось обсудить: «А был ли Кальмиус судоходным?» Давайте попробуем в этом разобраться.

Сначала хочу процитировать классика о начале строительства завода Новороссийского общества.
«Пригодные земли нашлись на землях князя П.И. Ливена, которые в начале 1850-х годов были приобретены у потомков Евдокима Степановича Шидловского. Место для строительства было показано знатоком верховий Кальмиуса Яковом Ивановичем Древицким – широкая с плоским дном котловина.

Выбор на этот район изначально пал не случайно. Еще в 1837 году для исследования Донецкого бассейна заводчиком А.Н. Демидовым была организована экспедиция во главе с профессором французской академии Ле-Пле. Итогом этой экспедиции стал обширный труд «Исследование каменно-угольного Донецкого бассейна». В книге отмечалось, что уголь, «с другого времени разрабатываемый в этой местности (район селения Александровка), имеет самую наибольшую толщину во всем Донецком кряже, именно 7 футов… достаточно превосходный кузнечный уголь». Кроме того, в этом же районе экспедиция Ле-Пле обнаружила и железную руду, которая «залегает «почками» и слоями в сланцах, покрывающих каменный уголь». А в 3-х верстах возле селения Каракуба (Старобешевский район Донецкой области), были обнаружены запасы железной руды, не содержащие «никаких следов фосфора». Следует заметить, что для металлургии фосфор и сера очень нежелательные элементы, нарушающие прочностные характеристики стали. Сочинение Ле-Пле являлась настольной книгой Д. Юза, откуда он черпал все основные сведения и руководствовался в выборе решения». [1]

В этой цитате для нас интересны два факта.

Первый факт общеизвестный – завод построили на берегу реки Кальмус.

Второй факт тоже общеизвестный – руду на завод Юз доставлял гужевым транспортом из карьера возле селения Каракуба. А Каракуба находится недалеко от Кальмиуса.

Далее риторический вопрос: «Если бы по Кальмиусу могли ходить баржи, то зачем Юзу нужно было использовать гужевой транспорт?» Использование водного маршрута упростило логистику и удешевило доставку руды на завод.

Вывод напрашивается только один – во времена Юза Кальмиус у завода был несудоходен. А проводить гидротехнические работы по углублению Кальмиуса, наверное, Юз считал нецелесообразным.

А были ли казаки?

Эту историю рассказал французский военный инженер и географ Гильом Левассер де Боплан (1595-1673).

«Он около 20 лет своей жизни провел на Украине, состоя на службе у Польского короля Сигизмунда III (1587-1632) и его преемника Владислава IV (1632-1648). Гильом де Боплан был приглашён на службу в Речь Посполитую как старший капитан артиллерии и военный инженер.

Появление и длительное пребывание Гильома де Боплана в границах Украины было тесно связано с теми планами и мероприятиями, которые осуществляло тогда польское государство для защиты от врагов захваченных южных и юго-восточных окраин. Усиление соседей, особенно Османской империи, которая с каждым годом продвигала свои границы всё дальше и дальше, а также регулярные набеги крымских татар и казаков, сильно беспокоили польское правительство.

Польская власть, понимая всю опасность открытого и незащищённого положения новых южных границ своего государства, стремилась, по возможности, обеспечить их и прикрыть рядом крепостей слабые пункты.

В результате на степном приграничье Дикого Поля возникает целая сеть укреплений. Боплан был лучшим исполнителем этого плана польского правительства. На протяжении 16 или 17 лет он путешествовал с одного конца Дикого Поля в другой, возводя и находя места для возведения крепостей и разного рода преград для задержания врага. Особенно много работал Боплан над возведением укреплений в приграничной со степью полосе днепровского правобережья, которая прикрывала собой с юга польские земли. Кроме правой стороны Днепра, Боплан часто бывал и на левой стороне реки с той же самой целью.

Подыскивая удобные для укреплений места, Боплан хорошо познакомился с топографией, этнографией, бытом и положением Польской Украины и ближайших к ней местностей и составил об этом интересные заметки. Кроме того, по поручению польского короля Владислава IV и коронного гетмана Конецпольского, Боплан занимался составлением подробной карты Украины. В начале восстания в Украине под руководством Б. Хмельницкого, Боплан оставляет польскую службу и возвращается на родину, в Руан. Настоящие причины оставления Бопланом Польши остаются неизвестными. Наиболее вероятными причинами были тяжёлое положение польского государства в середине XVII века вследствие анархии в сфере администрации, суда, финансов и военного дела и пренебрежительное отношение нового польского короля, Яна Казимира, к делу Боплана.

Вернувшись домой, Боплан занялся обработкой того материала, который был им собран в Украине, и составлением записей о крае, где он провёл много времени. Результатами этих трудов были: сочинение об Украине, под названием «Description d’Ukranie» и подробные карты Украины и Польши». [2]

Гильом Левассер де Боплан составил несколько карт Польши и Украины. В контексте повествования данной статьи стоит упомянуть о двух. К повествованию статьи эти карты не имеют никакого отношения. Но они доказывают, что Боплан был в наших краях и своими глазами видел речку Кальмиус.

Боплан сделал первый вариант рукописного плана (карты) под названием «Украинский географический совет» (Tabula Geographica Ukrainska) 1639 (44,5×62,5 см, масштаба 1:1500000). Карта вошла в рукописный атлас Ф. Гетканта и на ней отображено 275 названий населённых пунктов, 80 названий рек, 4 острова, 13 порогов, 4 леса, 2 названия морей. Сегодня хранится в Военном архиве в Стокгольме.

Вторая карта – это Генеральная карта Украины «Общий план безлюдных земель, обычно называемых Украиной» (Delineatio Generalis Camporum Desertorum vulgo Ukraina), южная ориентация, 42×54,5 см, масштаб 1:1800000. Первое издание карты было выполнено известным голландским гравёром Вильгельмом Гондиусом и напечатано в Данциге в 1648 году.

Карта

На карте отображены 1 293 объекта, в том числе 993 названия населённых пунктов и 153 названя рек.

В течение XVII века и в первой половине XVIII века карты Боплана использовались в европейской картографии для отображения украинских земель.

Один из главных картографических трудов Боплана «Специальный и подробный план Украины вместе с находящимися в ней воеводствами, округами и провинциями» (Delineatio specialis et accurata Ukrainae. Cum suis Palatinatibus ac Distictibq, Provincycq adiacentibus), состоит из 8 листов размером 41,5×45 см каждый, общий размер 83х216 см, масштаб 1:450000. Специальная карта Украины, выгравированная и напечатанная 1650 в Данциге В. Гондиусом. Это одна из первых среднемасштабных топографических карт большой территории в Европе. Известно несколько экземпляров, которые отличаются друг от друга рядом изменений и дополнений.

Карта Черноморского бассейна

В 1639 году Боплан проводил топографическую съёмку течения Днепра и прилежащей территории. Впервые карты Днепра (Tractus Borysthenis) были опубликованы в 1662 году анонимно в Амстердаме на 3 листах во 2-м томе латинского издания атласа голландского картографа Яна Блау «Atlas Maior». Каждый лист делится на две части; на шести частях изображено течение Днепра от Киева до Чёрного моря. Первые два листа имели масштаб 1:232000, третий – 1:463000. Эти карты много раз переиздавались в дальнейших изданиях атласа Я. Блау и атласах Я. Янсона и его последователей.

1-е издание сочинение об Украине «Описание окраин Королевства Польши, простирающихся от пределов Московии, вплоть до границ Трансильвании» (Description des contrées du Royaume de Pologne, contenues depuis les confins de la Moscowie, iusques aux limites de la Transilvanie) было издано в 1651 году.

Это сочинение впервые открыло Украину для западного читателя, вызвало большую заинтересованность в Европе: книга была переведена на английский в 1704г., на немецкий в 1780г., польский в 1822г. и русский в 1832г. (переводчик Ф.Г.Устрялов).

2-е дополненное издание сочинения с измененным названием «Описание Украины, которая является некоторыми провинциями Королевства Польши. Простирается от пределов Московии, вплоть до границ Трансильвании» (Description d’Ukranie, qui sont plusieurs provinces du Royaume de Pologne. Contenues depuis les confins de la Moscovie, iusques aux limites de la Transilvanie) было издано в 1660 году. В этом издании автор даёт сведения о географии и экономике, рисует быт местного крестьянства, подробно описывает днепровские пороги и др.

Description d’Ukranie

Из «Описания Украины» нас интересует только одна глава «О казаках». Если Боплан лично путешествовал по всей Украине, то, очевидно, ему можно верить. Комментарии к тексту взяты из цитируемого издания «Описания Украины».

Вот небольшой фрагмент из главы «О казаках»:

«…они [казаки] грабят все, что могут найти – деньги и товары малого объема, не портящиеся в воде, а также чугунные пушки и все, что, по их мнению, может им пригодиться…
Потом нужно скорее возвращаться в свой край. Стража в устье Борисфена удвоена, чтобы рассчитаться с дерзкими налетчиками, но казаки смеются над этим, хотя силы их и ослаблены, ибо невозможно, чтобы в проведенных сражениях они не потеряли многих своих и, чтобы Море не поглотило некоторые их суда, так как не все они настолько прочные, чтобы выдержать [плавание]. Они спускаются в залив, находящийся в 3-4 лье к востоку от Очакова. В этом месте в четверти лье от открытого Моря находится очень глубокая балка, наполняющаяся иногда на полфута водой и тянущаяся почти на три лье по направлению к Борисфену. Здесь казаки по 200-300 человек принимаются тащить волоком свои суда, одни за другими, и в два-три дня переходят в Борисфен со всей своей добычей. Вот как они ускользают от неприятеля и избегают сражения с галерами, которые стерегут устье против Очакова, и, наконец, возвращаются в свою Скарбницу (Karbenicza), где и делят добычу, о чем я говорил выше».

А теперь самое главное, касающееся повествования данной статьи.

«Есть у них и другой маршрут обратного пути – они возвращаются через Донской лиман (le Limen du Don) (Донской лиман – Азовское море), проходя через пролив, находящийся между Таманью и Керчью (Кегсу), поднимаются вдоль лимана до реки Миус (Mius) (…до р. Миус – по мнению В. Антоновича и К. Мельник, Боплан путает р. Миус с р. Кальмиус, которая впадает в Азовское море), [затем по ней], до тех пор, пока она судоходна. От ее верховьев до истоков Тачаводы (Taczawoda) (Тачавода – речь идет о р. Волчья Вода (в настоящее время р. Волчья) всего одно лье; Тачавода ж впадает в Самару (Samare), которая [в свою очередь] впадает в Днепр на расстоянии одного лье выше Кодака, как это можно видеть на карте. Но [казаки] редко возвращаются этим путем, ибо он слишком длинный, чтобы добираться до Запорожья (Zaperouy). Иногда они избирают эту дорогу, если хотят выйти в море, когда в устье Борисфена находятся большие силы, препятствующие их выходу, или же если у них не более 20-25 челнов». [2]

Рассказ о судоходстве по Кальмиусу продолжу, процитировав «Военно-статистическое обозрение Российской империи» [3] за 1850 год, посвященное Екатеринославская губернии:

«Р. Кальмиус берет начало в Бахмутском уезде близ д. Яковлевки, течет с севера на юг и впадает в Азовское море при г. Мариуполь. Река эта на всем течении своем, около 150 верст, составляет восточную границу Екатеринославской губернии, отделяя уезды Бахмутский и Александровский от Земли Войска Донского. Течение Кальмиуса довольно быстро, извилисто; глубина до с. Сартаны не более 2-х сажень, ниже этого селения глубина реки с приближением к устью, постепенно увеличивается и доходит до 4 сажень, ширина от 10 до 50 сажень; грунт дна большей частью гравелистый и песчаный. Река эта протекает в возвышенных и каменистых берегах, из коих правый крут, но более обрывист, состоя из отвесных гранитных скал значительной высоты, левый менее возвышен, но также крут и местами обрывист.

По реке Кальмиусу до с. Сартаны во многих местах находятся удобные броды; лучшие из них при селениях: Авдотьино, при п. Горбачевском (Земли Войска Донского), Бешеве, г. Большой Каракубе, д. Карани и Сарпане; по спуску к некоторым из них весьма затруднительны, по крутости каменистых берегов реки. Глубина бродов подвержена изменению, от проливных дождей, почему и летом они делаются иногда неудобопроходимы, впрочем, на короткое время, потому, что по причине быстрого течения реки, вода весьма скоро сбегает и сообщение тотчас восстанавливается.

Сверх бродов, в трех верстах ниже селения Бешева, при водяной мельнице, устроена плотина, а близ г. Мариуполя по почтовой дороге в Таганрог переправа постоянно производится на пароме величиною для четырех повозок; на переезд полагается около десяти минут.

Кальмиус протекает в глубокой и узкой долине и потому весенние разливы его весьма незначительны, кроме небольшой части от впадения в него речки Кальчика до устья, где долина реки значительно расширяется и представляет низменную равнину, заливаемую водой. Вообще разливы реки бывают на весьма короткое время, однако весною в продолжении 5 или 8 дней, переезд в брод делается невозможным и сообщение по всему течению реки производится в это время только близ г. Мариуполя переправою на пароме.

Кальмиус судоходен только при устье своем, а при половодье на 6 верст выше. Суда, плавающие в устье Кальмиуса, известны под названием лодок, поднимают груза до 2000 пудов, управляют ими 5 человек; на этих судах производится обыкновенно нагрузка больших судов, останавливающихся в море на значительном расстоянии от города Мариуполя, Судовщики большею частью тамошние жители».

Вывод, который возможно сделать из информации, опубликованной в Военно-статистическом обозрении – судоходство в 1850 году по Кальмиусу в промышленных масштабах было невозможно.
Неужели Гильом Левассер де Боплан на счет казаков ошибался?

Информацию Военно-статистического обозрения хочу дополнить цитатой из статьи «Судоходный Кальмиус: развенчание мифа» [4], опубликованной на сайте «Донецкий».

«Найденные недавно в Российском государственном архиве древних актов документы говорят о том, что Кальмиус во времена правления Екатерины ІІ был не глубже и полноводнее, а наоборот, ещё мельче и маловоднее, чем в последующие столетия.

Цитирование производится в полном соответствии с текстом оригинала Экономических примечаний к планам Генерального межевания конца XVIII в.; авторский текст взят в скобки:

У села Александровка (будущая Щегловка) «поручика Алексея Евдокимова сына Шидловского …оная речка в летнее время шириною 10 сажень (т.е. 21 метр), глубиною до 4-х вершков (ок. 18 см)»

У деревни Яснорайской (будущая Семёновка): «Та речка в жаркое время глубиною бывает в четверть аршина (ок. 18 см), шириною в 10 сажень, а в оврагах водотоки пересыхают».

Но самый жуткий удар любителей казацких волоков и прочего бреда ожидает у сельца Григорьевка — Гуляй поле тож — (будущее Боссе): «речка Калмиуса в летнее время пересыхает. Остаются только плеса». Прочтите это несколько раз!

У сельца Авдотьино: «подполковника и кавалера Данилы Давыдова сына Мандрикина …речка в летнее время шириною 3 сажени (6,5 метров), глубиною до 4-х вершков (ок. 18 см)».

Основание: РГАДА. Ф.1355. Оп.1. Д.370. Л.39 об.-46.»

Да-а-а… Это полное фиаско Гильома Левассер де Боплана!!! Хотя…

Сначала описание казацких лодок, которое дает Боплан [2].

«Когда у них возникает намерение пойти в морской поход, то, не имея позволения короля, они получают его у атамана, созывая Раду, то есть совет, и избирают гетмана для начальствования в этом походе, соблюдая те же церемонии, что и при избрании большего атамана; этот гетман, однако, [избирается] только на некоторое время (Атаман, который возглавит поход (в оригинале le General) – имеется в виду наказной атаман). Потом отправляются в Войсковую Скарбницу (Sczabeuisza Worskowa) – свой сборный пункт, и строят здесь суда размерами около 60 футов в длину, 10-12 футов в ширину и 12 футов в глубину. Судно не имеет киля. Его основание – лодка из вербы или липы длиною около 45 футов. [По бокам] она обшивается и надстраивается досками от 10 до 12 футов длиною и около фута шириною, которые прикрепляются гвоздями; причем каждый ряд напускается на предыдущий, как при постройке речных судов, пока судно не достигнет 12 футов в высоту и 60 футов в длину, расширяясь кверху но мере завершения. Это становится более понятно, глядя на рисунок, который я набросал в общих чертах.

Казацкая лодка по Боплану

Здесь видны толстые, как бочки, пучки тростника, соединенные вместе концами, протянутые от одного конца лодки до другого, [и] крепко связанные веревками из липы или дикой вишни. Строятся они [лодки] так, как привыкли и наши плотники, с перегородками и поперечными скамьями, а затем их смолят. Пользуются двумя рулями – [по одному] на каждом конце, как это показано на рисунке, так как их судам, очень длинным, требовалось бы слишком много времени, чтобы развернуться, если бы возникла такая необходимость при бегстве. Они обычно имеют от 10 до 15 весел с каждой стороны и идут быстрее, чем гребные турецкие галеры. Суда также имеют мачту, на которой они [казаки] поднимают довольно плохо сделанный парус; пользуются им только в хорошую погоду, а при сильном ветре предпочитают идти на веслах. Эти суда не имеют верхней палубы и, если наполняются водой, то укрепленный вокруг судна тростник не дает им утонуть в море.

В крепко привязанной бочке длиною в 10 футов и 4 фута в диаметре казаки хранят сухари, которые достают через отверстие. Они имеют также бочонок вареного пшена и бочонок с разведенным на воде тестом, которое, смешивая с пшеном, едят, все вместе, чем они очень дорожат. Это [кушанье] служит им одновременно и пищей и питьем, оно имеет кисловатый вкус и называется саламахой (Salamake), то есть лакомой пищей (о широком употреблении саломахи (иное название — тюря) есть свидетельства и других авторов). Что касается меня, то я не находил в ней особенного вкуса и, если и употреблял во время путешествий, то потому, что не имел лучшей [пищи]. Эти люди очень трезвы и, если случается между ними пьяный, гетман велит выбросить его за борт; им также запрещается брать с собой водку, так как высоко ценится трезвость во время походов и экспедиций.

Приняв решение о походе против татар в отмщение за причиненные грабежи и опустошения, они [казаки] выбирают осеннее время. Для этого они посылают на Запорожье (Zaporouys) необходимые вещи для [осуществления] своего плана и похода. А также для сооружения судов и вообще все, что, по их мнению, понадобится для данного предприятия. Затем выступают [в количестве] пяти или шести тысяч [человек], все добрые казаки, хорошо вооруженные головорезы, и отправляются в Запорожье строить суда. За сооружение судна принимаются шестьдесят человек и оканчивают его в две недели, ибо, как я говорил, они мастера на все руки. Так что в две-три недели они изготавливают 80-100 судов описанной мною формы. На одном судне помещаются 50-70 человек, снаряженных каждый двумя ружьями и саблей; на борту судна имеется 4-6 фальконетов (Фальконет – мелкокалиберная пушка, применялась в XVI— XVIII вв., стреляла ядрами из свинца), снабжены, насколько это требуется, съестными припасами; одеты в рубахи и шаровары, имеют еще одни для смены, а также плохое платье и шапку; судно загружено шестью ливрами пороха, достаточным количеством свинца, запасом ядер для их фальконетов; каждый имеет квадрант. Таков летучий казацкий табор на Черном море, способный смело нападать на наилучшие города Анатолии.

Снаряженные в путь таким образом, [они] спускаются вниз по Борисфену. Адмиральское судно имеет отличительный знак на мачте и обычно двигается на треть корпуса впереди. Их суда идут столь близко друг к другу, что почти касаются друг друга…»

Судя по описанию Боплана, казацкие лодки были относительно легкими, и экипаж относительно легко мог их перетащить на значительное расстояние.

Давайте вернемся к замечанию из статьи на сайте «Судоходный Кальмиус: развенчание мифа»:

«Но самый жуткий удар любителей казацких волоков и прочего бреда ожидает у сельца Григорьевка – Гуляй поле тож – (будущее Боссе): «речка Калмиуса в летнее время пересыхает. Остаются только плеса.» Прочтите это несколько раз!»

А теперь еще раз прочитаем у Боплана:

«В этом месте в четверти лье от открытого Моря находится очень глубокая балка, наполняющаяся иногда на полфута водой и тянущаяся почти на три лье по направлению к Борисфену. Здесь казаки по 200-300 человек принимаются тащить волоком свои суда, одни за другими, и в два-три дня переходят в Борисфен со всей своей добычей. Вот как они ускользают от неприятеля и избегают сражения с галерами, которые стерегут устье против Очакова, и, наконец, возвращаются в свою Скарбницу (Karbenicza), где и делят добычу».

Вот и возникает вопрос: «Если у Борисфена казаки два-три дня тащили свои лодки по сущее, то почему на Кальмиусе они не могли по мелким или сухим местам тоже тащить свои лодки?» Времени у них было предостаточно.

Тем более, что между притоками Кальмиуса и притоками Волчьей лодки все равно они тащили посуху!!!

Заключение

Подводя итог всего вышесказанного вывод только один – промышленного судоходства на Кальмиусе не было, а вот казаки по Кальмиусу ходили.

PS.

В завершении статьи хочу привести небольшую цитату из статьи кандидата исторических наук из Артемовска Донецкой области Татаринова Сергея Йосиповича.

Статья называется «Роль немцев в развитии и модернизации хозяйства Донбасса в 18-начале 20 столетий» [5]. Она «посвящена истории немецкой колонизации крупнейшего уезда Российской империи Бахмутского в Донбассе в 18-19 столетиях, устройству немецких колоний, роли немцев в развитии промышленности и промыслов».

«Антинемецкие настроения. Начало 1-й Мировой войны в Российской империи сопровождалось крестными ходами, молебнами за победу, громкой государственной пропагандой. Был принят ряд «ликвидационных» законов и положений, направленных против немецкого населения империи: «О прекращении землевладения и землепользовании австрийских, венгерских или германских выходцев», «Об особенном комитете в связи с германским засилием», «О запрете преподавания немецкого языка».

23 августа 1914 г. в Бахмуте толпа членов «Союза Михаила Архангела» разгромила немецкие магазины, валила фонари, повредила оборудование электростанции. Дума отказалась возместить убытки на 1060 рублей».

Далее Сергей Йосипович цитирует журнал Бахмутской уездной земской управы 20-26 октября 49 заседание. Заседание проходило в 1914 году в городе Бахмут.

«Тайный советник В.И. Карпов на заседании земского собрания в 1914 г. внес «прожект» использовать пленных на строительстве канала от Юзовки в Мариуполь, системы каналов с Сиверского Донца до Мариуполя, соединения рек Бахмут, Лугань с Кальмиусом. Автор идеи сетовал на нехватку топлива для пароходов и послал копию «прожекта» председателю Союза горно-промышленников Юга России немцу фон Дитмару. В Бахмутском уезде труд австро-немецких пленных использовался на добыче камня, мощении дорог, сооружении плотин, чистке прудов, противооползневых работах, на самых тяжелых участках».

Владимир Мартыненко

Литература

1. Степкин В.П. История Донецка. – Донецк: Издательство «Апекс», 2004.

2. Боплан Гийом Левассер де. Описание Украины / Пер. с фр. З.П. Борисюк; ред. Перевода А.Л. Хорошкевич, Е.Н. Ющенко. М.: «Древлехранилище», 2004.

3. Военно-статистическое обозрение Российской империи. Том XI. Малороссийские губернии. Часть

4. Екатеринославская губерния. Издаваемое по Высочайшему повелению при 1-м отделении Департамента Генерального Штаба. – Санктпетербург; Типография Департамента Генерального Штаба. – 1850.

4. Ясенов Е. Судоходный Кальмиус: развенчание мифа // Сайт «Донецкийо» URL: http://donjetsk.com/retro/3304-sudohodnyy-kalmius-razvenchanie-mifa.html (дата публикации: 28.06.2016).

5. Татаринов С.И. Роль немцев в развитии и модернизации хозяйства Донбасса в 18-начале 20 столетий. // Сайт «shikardos.ru о_О» URL: http://shikardos.ru/text/s-i-tatarinov-role-nemcev-v-razvitii-i-modernizacii-hozyajstva/.

Библиография

Мартыненко В. Судоходство в Донбассе. Часть 3. Кальмиус. // Сайт «Донбасское географическое общество» URL: http://dongeosociety.ru/shipping-3/ (дата публикации: 25.02.2019).

Добавить комментарий